«Сыну придется растить чужого ребёнка: невестка решила забрать своего сына от бабушки» — жалуется 65-летняя Ирина Васильевна...

«Сыну придется растить чужого ребёнка: невестка решила забрать своего сына от бабушки» — жалуется 65-летняя Ирина Васильевна...

— Сын ходит мрачнее тучи! — расстроенно рассказывает шестидесятилетняя Ирина Васильевна. — Представляешь, невестка завила, что будет забирать своего ребенка от первого брака к себе. В итоге сыну растить придется чужого пацана почти десяти лет. И он, честно говоря, от этой идеи совсем не в восторге!

Ирина Васильевна, так ведь ваш сын еще до свадьбы знал прекрасно, что у его жены ребенок есть...

— Знать-то знал! Только до свадьбы речь о том, чтобы забрать мальчика, никто не вел. Ребенка с года воспитывает Танина мать, он ее, по-моему, даже мамой называет. Он там в школу ходит, все хорошо у них. И тут вдруг все — с ног на голову! Таня беременна сейчас, мы ее прописали в квартире сына. И теперь она ставит нас перед фактом, что старшего сына заберет к себе!..

 

...Невестка Ирины Васильевны, Татьяна, родом из далекого поселка за Уралом. Там родилась, училась в школе, там же, в райцентре, закончила техникум. В неполные двадцать лет Таня вышла замуж за ровесника и родила сына — по московским меркам просто очень рано, а по «тамошним», местным, так в самый раз.

И теперь она ставит нас перед фактом, что старшего сына заберет к себе!

Большинство Таниных подруг и одноклассниц к окончанию техникума были уже семейные и с детьми. Некоторые так и живут до сих пор, но Танин брак, не продержавшись и года, распался. Таня приехала с ребенком к матери в поселок и окунулась в полнейший депрессняк.

Перспектив на малой родине не было никаких.

Помыкавшись сколько-то месяцев, Таня с подругой, такой же разведенной горемыкой, собрали всю имеющуюся наличность, оставили детей матерям и отправились на заработки в Москву. Первые несколько месяцев было очень туго. Но девушки справились — благо, обе экономные, трудолюбивые и некапризные. Нашли работу, сняли койко-места. Потом нашли работу получше, поменяли жилье. Зарабатывали, отправляли деньги мамам «на детей».

 

— Получается, сына своего так она в живую больше и не видела? Как уехала в его год, так и все?

— Ну почему! Ездила пару раз, навещала...

— Пару раз за восемь или девять лет?

— Ну ты же понимаешь, любая поездка — это деньги. Которых, если честно, у них никогда много не было. Лучше эту лишнюю десятку отправить ребенку... Нет, она общалась, звонила часто. Потом у матери скайп появился, стали вообще созваниваться каждый день...

А два года назад Татьяна познакомилась с Андреем, сыном Ирины Васильевны.

— Как-то сразу быстро у них закрутилось, — вздыхает Ирина Васильевна. — Я сначала напряглась, но потом, при более близком знакомстве, девочка мне понравилась. Простая, добрая, трудолюбивая, все у нее в руках горит. Квартиру Андрюшкину вылизала, все в порядок привела, обустроила. И Андрюша с ней сразу другой стал — как-то спокойнее, ответственнее...

И Андрюша с ней сразу другой стал

Год назад справили свадьбу, Татьяна забеременела, в апреле уходит в декрет. И на днях заявила, что в мае заберет к себе старшего сына.

— Квартира небольшая, практически однокомнатная... Ну, евродвушка, знаешь? — вздыхает Ирина Васильевна. — И сразу двое детей. Один — новорожденный, и один — почти подросток! Сын не в восторге, мы все не в восторге, конечно. Больше всего напрягает, что до свадьбы о переезде ребенка ни слова не было!

 
 

— Так твой сын прекрасно знал, что берет женщину с ребенком, — говорит Ирине Васильевне подруга.

— Ну да, про ребенка Таня сказала сразу...

— Ну вот, видишь, тогда какие к ней претензии? Наоборот, молодец она, лучше поздно, чем никогда. Пусть берет мальчишку и воспитывает сама. А Андрей, если не хотел воспитывать чужого сына, должен был думать об этом раньше! Теперь придется смириться, ничего не поделаешь...

Как вам ситуация? Что думаете?

Елена Дунаева