Мама отдает квартиру бывшей невестке: «Сама она в жизни не заработает, а мне внуков жалко...»

 
 
 
Мама отдает квартиру бывшей невестке: «Сама она в жизни не заработает, а мне внуков жалко...»

— На сына, брата моего, обижена, слышать про него не хочет! — рассказывает тридцатипятилетняя Кира. — У меня, она считает, крыша над головой есть. А вот Олеся — бедная, несчастная, куда же она пойдет, если что... Я в шоке вообще! Говорю, мама, Олеся тебе никто, бывшая невестка! А она — Олеся, может, и никто, но ее дети — родные внуки... Не знаю, что теперь делать!

У Киры — семья, ребенок-школьник, работа. Жизнь, как у всех, со своими радостями и проблемами. И, как, наверно, всем, Кире подчас кажется, что проблем у нее куда больше, чем радости. Совсем еще недавно брак Киры висел на волоске, и уже казалось, дело на всех парусах идет к разводу.

Впрочем, они с мужем сумели вовремя осознать, обсудить ситуацию и дать друг другу еще один шанс. Кира пока боится говорить, чтобы не спугнуть, но, кажется, они выруливают. Муж за последние месяцы многое понял, оценил семью и очень старается, Кира тоже кое-что пересмотрела. Потихоньку, по шажочку отношения восстанавливаются, и, наверное, теперь можно перевести дух...

Но переводить дух не пришлось: не одно, так другое.

Во время своих семейных катаклизмов Кира очень не хотела, чтобы в курсе ситуации оказалась ее мама. У мамы больное сердце, к тому же она только год назад очень болезненно пережила развод Кириного младшего брата, своего сына.

Брат поступил, конечно, некрасиво — оставил жену с двумя детьми, младшему из которых не было и года, и ушел к молодой-красивой любовнице.

 

К первой своей невестке, матери внуков, Кирина мама всегда относилась как к дочери. Да это и немудрено — брат с семьей с самой своей свадьбы так и жили с мамой в ее двухкомнатной квартире. Внуки выросли буквально на глазах и на руках, а невестка, милая, добрая и безответная, к тому же рано сама оставшаяся без матери — за годы брака стала свекрови родной. И даже совместное проживание, вопреки обыкновению, не поколебало взаимной симпатии этих женщин.

Развод произошел таким образом: брат собрал чемодан и отчалил к новой фее, а его бывшая жена Олеся с малыми детьми... по-старому осталась в двушке у свекрови. А куда ей еще? В подмосковную деревню к сильно пьющему отцу, с двумя маленькими детьми, в неотапливаемую избу? колоть дрова и носить воду, а в баню ходить по субботам? Бред.

В конце концов, Олеся не виновата, что ее муж оказался слабаком, а уж дети-то и вовсе...

Весь год после развода сына Кирина мама сильно болела, и Олеся ее очень поддерживала. Кира, конечно, тоже участвовала — но в основном материально: у ней работа, была непростая ситуация в семье, в конце концов, живет Кира на другом конце Москвы. Хотя материальная помощь в данных обстоятельствах тоже важна: денег ни у невестки, ни у мамы практически нет...

Все это время, видимо, в глубине души Кирина мама надеялась, что сын ее погуляет и одумается, вернется в «настоящую» семью, к жене и детям. Однако этого не произошло. Прошел год, сын благополучно живет «с той», то есть новой женой, которую свекровь и видеть не хочет. А недавно узнали: оказывается, «та» еще и беременна. Через несколько месяцев рожать.

Мама от этой новости снова заболела, попала по скорой с огромным давлением в больницу. Ситуация в этот раз была настолько серьезная, что мама испугалась сама.

Выписавшись, мама пригласила Киру к себе, как она сказала, «на важный разговор». Оказывается, в связи со слабым здоровьем пожилая женщина решила привести в порядок дела, а именно — разобраться с наследством. То есть квартирой. Которую она, подумав, хочет переписать... на Олесю, и на двоих внуков. Потому что Олесе, бедной, на квартиру не заработать, а у нее дети.

На сына мама обижена, слышать про него не хочет, из семьи ушел — пусть как знает, и новая жена его для матери не жена, и ребенок не внук.

У Киры какая-никакая квартира, хоть на окраине и в пополаме с мужем, есть. Мама считает, что у Киры крепкий стабильный брак, замечательный муж, она не сном не духом не знает, что дочь буквально только что была на грани развода. Со стороны-то у Киры не семья, а картинка. Оба работают, ребенок у них большой, крыша над головой есть, вполне могут думать об расширении. И думали уже, пока не запахло разводом — но о трудностях мама не знает...

Алкоголик больше не захочет пить! Без кодировок и врачей! Старый деревенский метод, который...

Читать подробнее »

Зрение вернется! Сок этого домашнего растения успешно заменит химические препараты из аптеки...

Читать подробнее »
 
 

А вот Олеся... Двое малышей, ни работы, ни жилья, ни толкового образования. Случись что со свекровью, Олесе идти некуда и детей вести тоже. Нет у нее дома, кроме этой квартиры. Поэтому мама считает справедливым, если в квартире останется Олеся с детьми. И надеется, что дочь ее поймет.

Кира ушла от матери в полном раздрае.

С одной стороны, квартира принадлежит матери, и та вольна делать с ней все, что хочет.
С другой стороны... ну будет наверно лукавством сказать, что Кира на половину этой квартиры, пусть в далеком будущем, очень рассчитывала.

Почему Олеся? Кира всегда относилась к ней хорошо, племянников любила, по возможности старалась баловать подарками и помогать. Хотя всегда осознавала, что эти внуки маме роднее, чем Кирин ребенок. Но... У мамы двое наследников, дочь и сын. С какой стати тут вообще невестки, зятья, внуки и прочие родственники? Ну да, сын накуролесил в жизни. Но кто без греха? По идее, на половину квартиры матери он имеет право, даже если бы преступление совершил...

А Кира-то за что страдает? За грехи брата? У нее тоже обстоятельства не ах. Честно говоря, неизвестно, что будет через полгода — вполне возможно, окажется с ребенком на улице практически в положении той Олеси, и пойти будет некуда... Не к Олесе же? С какой стати? Кира ей теперь никто...

Кира, конечно, брату позвонила, все рассказала, тот плюется, ну а что делать — с матерью он не общается, хорохорится, пусть, мол, делает что хочет. Олеся только разводит руками и косит под дурочку — мол, я ни о чем не просила, Тамара Николаевна сама так решила, я отказывалась, она настаивает...

Кира обижена... Да даже не обижена, а обескуражена, и не представляет, как себя вести дальше.

Прекратить общение, подарки племянникам, поиск врачей и устройство в больницы матери, пусть этим занимается Олеся? Вообще оборвать концы — раз вы так, то и я? — как-то мелко, что ли.

 

Продолжать общаться, как ни в чем не бывало, улыбаться, везти им сумки с продуктами, игрушками, одеждой для детей — кто ж им еще поможет? — на это как-то благородства не хватает. Как квартира, значит, так Олесеньке, а как лекарства нужны — так Кире звонят...

Как бы вы себя вели на месте Киры? Именно в плане поведения, общения с родственниками, ибо юридически повлиять на дележку собственности в свою пользу, наверно, невозможно?

Да и вообще, как это — бороться, ругаться с матерью за ее же квартиру. Некрасиво, не благородно, низко как-то.

Елена Дунаева